Мир Волшебной Утопии

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Волшебной Утопии » Замок Чёрного Дракона » Комната в Башне


Комната в Башне

Сообщений 21 страница 37 из 37

21

Микель молча слушал рассказ, изо всех сил стараясь сохранить самообладание. Можно ли только подумать, ведь у них с Айрин могла бы быть семья, дети, они были бы счастливы вечно и умерли в один день. Но, магическое отравление. Да, с этим ничего не поделаешь, опасна связь магов разных стихий, но Микель же не знал. Он не знал, что Айрин - это принцесса Тьмы, что она обладает магией, причем магией Воздуха. Ох, если бы он знал, он проклял Богов за то, что они дали ему дар управлять огнем. Он сейчас почти их проклинал, сжимая кулаки и размеренно дыша, стараясь сохранить, как обычно, каменное выражение лица.
Все стало на свои места. Их союз с самого начала был ошибкой, эта мысль вонзилась иглой в рассудок Микеля. И он должен был её принять, хоть и не хотел.
- Аракус бы ничего не сделал, - спокойно, уверенно проговорил маг, - наш союз был бы выгоден для него, ведь я верховным маг, а выдав тебя на меня замуж, он бы добился расположения магов, - аналитически продолжал он, лишая свою речь каких либо эмоций. Отведя взгляд, теперь боясь встретиться с глазами Айрин, маг спросил:
- И каков же твой смысл? - вопрос был ироничен. Микель знал это, но ему было обидно. Ему было чересчур досадно, что судьба распорядилась таким нечестным образом забрав самое дорогое, что было у него.

0

22

- Смысл?
она повернулась, посмотрела на мага непонимающим взглядом. Она не знала, что он имел в виду. Эта фраза звучала так двояко и странно.
- Смысл в чём? В том, что я лишилась ребёнка? Или быть может в том, что позвала тебя сюда? Я избегала встречи с тобой все эти годы лишь потому, что я была уверена, что ты не поймёшь меня и не примешь меня назад после смерти ребёнка. Ты совсем не знаешь моего брата Микель. Хотя никто из магов и не пытался этого сделать. Вы ведь что-то замышляете, не может быть, чтобы ты не знал. Не просто так совет с каждым днём всё сильнее и сильнее вытесняет нашу семью и скоро из нас сделают только изваяния, на которые народ будет приходить, чтобы полюбоваться, а потомки будут показывать пальцами и говорить - "Это последние правители империи". Смешно звучит, правда? Каждый из вас жаждет власти, прикрываясь пользой, которую совет, якобы, приносит человечеству, заковывая императора в цепи и с каждым разом всё сильнее стягивая их. Только вот вы не учли маленькую деталь, нужно было подобрать намордник и мне, так как я тоже умею кусаться и как знать, кто для вас опаснее - Аракус или Я.
она перешла уже на повышенный тон и всё её негодование, злость и обида теперь выражались в интонациях и словах, которые бурным потоком лились из её бледных губ.

0

23

- Смысл твоей жизни сейчас, - уточнил маг, не сменяя тона. Да, ему было до жути обидно, но жить предавала его не раз. Правда, на этот раз это было самое большое предательства, но Микель выдержит, он знал это.
Тем временем Айрин отошла от темы их отношений и ловко перебралась на политические вопросы. Смысл её речи был для Микеля отнюдь не новым, он слышал это и от простых жителей тёмного королевства, и от аристократии. Все пытались обвинить верховных магов в том, что они чересчур стягивают петлю на шее императора. Граф отдал бы сейчас всё, что бы не говорить на эту тему с Айрин, что бы не портить тот момент встречи, что бы его возлюбленная не превращалась в политического оппонента, которому снова надо объяснять, что совет верховных магов строиться на справедливости. В какой то степени Микель понимал её, никто не хочет жить под наблюдением, жить с клеймом "социально опасный", поэтому он молча выслушал её гневную тираду на повышенных тонам.
- Мы ничего не замышляем, Айрин. В основе нашего совета стоит справедливость, она освещена Богами, и если мы отступимся от неё, миру грозит гнев Богов. Разве это в нашей выгоде? - устало проговорил Микель, специально говоря простыми предложением, коротко и ясно, стараясь прервать разговор о политике как можно скорее. С чего все взяли, что совет жаждет захватить мир? Никому не нравиться, когда урезают их права, но это расплата на грехи своих предков.

0

24

- Ты хотел знать смысл моей жизни теперь? Я живу ради продолжения своего рода, ради того, чтобы однажды проснуться и узнать, что мы снова свободны, что снова можем спокойно гулять по чужим териториям и в нас никто не станет кидать камни. Я хочу, чтобы однажды, нас публично провозгласили законными правителями наших родовых земель, чтобы мы стали снова свободны. Ты не представляешь что это жить всю жизнь под прицелом, что значит быть ограниченным во всём, ощущать себя совершенно ненужным. Я не говорю, что это исключительно твоя вина, ты разделяешь её с советом, наша вина лишь в том, что мы родились на свет не в той семье. Тебе было бы легче не так ли если бы я была простушкой, не наделённой магией, всё это бы облегчало тебе жизнь, не нужно было бы ни за что отвечать, а тут ты понимаешь, что ты виноват. Ты виноват, что не узнал обо мне ничего, что не досмотрел мои магические направленности, что твоя магия явилась причиной того, что наш ребёнок умер, а я едва не лишилась жизни. Ты хочешь, чтобы все вокруг верили верховным магам..Как? Как можно верить тем, кто постоянно совершает ошибки? Раньше мы знали, что совет не погрешим, и их сила совершенна, что вы связаны с багами, вас даже приравнивали к ним, но что это за мир, если боги в нём так порочны? Так ненадёжны и не привыкли отвечать за свои поступки. Ты смотришь на меня так, словно это я предала тебя. И я не удивлюсь, если ты так и думаешь, ты хочешь переложить на меня всю ответственность за то, что произошло. Ну да, как же..наше святейшество смела бросить какая-то девица, как это возможно, теперь ей нет прощения и нет совершенно никакого оправдания её поступку. Тебя всегда волновала твоя репутация Микель. Ты не хотел и не хочешь понимать окружающих тебя людей.

0

25

Микель был ошеломлен. Все его старание свести на нет разговор оказались тщетны, это еще больше вспылило принцессу и вот уже граф слушает следующий экспрессивный диалог. И всё было бы хорошо, если маг не вникал в суть разговора, потому что разъяренная женщина начала вплетать в политики их личные отношения и обвинять мага в их союзе.
Ледяная уверенность Микеля начала испаряться. Что за вещи та женщина смеет говорит? С чего она взяла, что Микель виноват в том, что не знал про её магические способности и чисто случайно заделал ей ребенка с огненным даром? Если же Микель и верховный маг, то он не ясновидящий в конце концов! Граф начинал злиться, сжимая кулаки, встречаясь взглядом с глазами Айрин.
- В чём я был виноват? - медленно прошипел маг, пристально глядя в глаза Айрин, - в том, что я не разглядел то, что ты принцесса Тьмы, в том, что я не увидел, что ты подчиняешь себе воздух? Интересно, а когда я мог это узнать, если ты не говорила ничего о себе, а нашей встречи я дожидался днями?! - он тоже начал повышал тон, переходя с шипения на бас.
- О Боги! - воскликнул тот, сокрушаясь какую нелепость говорит та, ради которой он жизнь свою готов был отдать, - я согрешил, встречаясь с принцессой Тьмы. Но, откуда мне было знать об этом? И, какую, черт возьми, это имеет с советом Верховных магов? О чем ты говоришь, женщина?  - он размахнул руками, - ты знала про меня, Айрин. Ты знала, кто я такой и какой магиейя владею. Так почему же ты это не предугадала, почему ты покорно делила со мной ложе, если знала, что можешь от этого умереть?

0

26

Разговор начал наколяться, постепенно перерастая из почти невинного, в разбор полётов. Теперь сдерживаться смысла не было. В конце-концов они оба хотели расставить все точки в этом неоконченном повествовании, так кого теперь винить? Они были виноваты оба в сложившейся ситуации, но уступать никто не хотел.
- Потому что я любила тебя, слишком сильно любила, чтобы понять кем ты являешься. А потом ты забыл, сколько мне тогда было лет? Что я могла осознавать в том возрасте? Лишившись всего в одночасье я не могла представить, что со мной будет дальше, а боги. словно в насмешку надо мной дали мне ещё больше магической силы. В чём я виновата, Микель? В том, что я до сих пор люблю тебя? Или быть может в том, что мне стоит сейчас вообще находиться с тобой рядом, в одном помещении, на одной земле, прекрасно осозновая, что жизнь уже не изменит ничего, что у тебя своя судьба, а у меня своя и связать их вместе невозможно.
Она посмотрела на него, вздохнула и отвернулась, переводя яркий диалог в молчаливый монолог. Она презналась и себе и ему в своих чувствах, которые не угасли со временем, а скорее наоборот, но время, расстояние, всё это слишком далеко развело их берега, между которыми теперь течёт бурный речной поток.

0

27

- Хватит! - Микель прервал её речь, потому что не хотел больше слушать эти перебранки, где каждый винит другого, приводя глупейшие доводы. Он не хотел рушить мечты о той прекрасной девушке, которая повстречалась ему в юные годы, мечту, которой он жил всё время с разлуки с ней. Правильно говориться, нельзя ворошить прошлое. Но, что сделано, то сделано.
Как и полагается, после бурного спора Айрин призналась. Призналась в том, чего Микель боялся. Любовь, она до сих пор его любит, после всего, что случилось, все равно любит, о боги! Как остро вонзились эти слова в голову графа, как боялся и одновременно желал он их услышать. Злость сошла на нет, сменившись слабостью чувств.
Микель отодвинул столик, разделявший их и резким движением прижал Айрин к себе. Этого нельзя было делать, Микель понимал, но он не мог ничего с собой поделать, он не хотел никуда отпускать эту женщину, ведь она принадлежит только ему, ему и никому больше. В какой то степени он даже был рад, что Айрин не сможет больше иметь детей, не родить больше ребенка ни от какого мужчины, никто больше не займет место Микеля в жизни Айрин.
- Ради тебя я брошу все, что у меня есть. Я так ждал это встречи, я знал, что твои чувства еще не угасли. Давай уедем отсюда, спрячемся где-нибудь в тихой деревне и никто нас не найдет. Мы будем вместе, или ты того не хочешь? - идея была сумасшедшей, но логическое мышление у Микеля снова отказало. Он сейчас был готов на все, что бы избежать главного рока - разлуки.

0

28

На миг она поддалась, обняв его в ответ, прижавшись к нему всем телом, но его последующие слова заставили Айрин упереться руками в его грудь, словно она хотела отстраниться от него. Её глаза смотрели на него нето с укором, не то с возмущением.
- Я не могу. И ты не можешь. Ты что забыл? У тебя есть семья: жена, дети, как ты сможешь их бросить? Они расчитывают на тебя, надеятся, а я буду считать себя последним человеком, если позволю другим людям стать несчастными. Я никуда не уйду Микель. Я единственное, что осталось у моего брата, я для него как надежда на то, что лучшие времена будут. И пока он снова не получит власть и не станет свободным, я не оставлю его. Слышишь? Ничто не знаставит меня отречься от него, никогда. Ты можешь считать это предателством, но есть вещи, сильнее всех остальных. Ты должен понимать, что мы в ответе за своих близких. Ты теперь не свободен, у тебя есть обязательства перед твоей семьёй, к которой я не отношусь, ты должен быть рядом с ними и помогать им во всём. С твоей стороны будет не честно, если ты бросишь их ради своих желаний и старых чувств. Я так же не могу поступить и с Аракусом. Он не маленький, он бы понял, но дело касается меня, я не смирюсь с тем, что предала дорогого мне человека, собственного брата.

0

29

Граф выпустил Айрин из своих объятий, он предугадывал этот ответ, ведь это и так понятно, что предложенная идея невыполнима для них обоих. Эта женщина любила говорить большими монологами, а Микелю оставалось её слушать. Конечно, бросать семью это плохо, даже ради такой любви, и Микель усмотрел здесь упрек, насчет своей нелепости, насчет того, что надо думать логично. Он нахмурился. Граф не любил, когда его уличали в слабости, точнее, просто ненавидел. Ненавидел он так же ситуацию, в которой он находился.
Любить и тихо страдать в разлуке, зная, где находиться возлюбленная, часто её встречая, но невозможность быть с ней вместе, черт побери, Микеля это не устраивало. Но сейчас он был в смятении, на губах крутился вопрос "Но что делать?", но граф его так и не произнес. Его вдруг взяла злость за себя, за то, что он ведет себя как ребенок, за то, что не соответствует идеалу верховного мага и всё из-за Айрин. Всё из-за любви к этой чертовке, которая предпочитает оставить всё как было. Маг пригладил свои волосы, чувствуя как между ним с Айрин возникает холодная железная стена.
- Хватит говорить о том, что нас разделяет, - голос снова превратился в сухой, но теперь в нем заиграли нотки раздражения, - Я это знаю. Но имей в виду, жить с грузом на сердце я не собираюсь. Все расставлено на свои места, теперь меня не должно ничего тревожит. И если нам не суждено быть в месте, я уж лучше забуду тебя, - Микель встал с коврика, - прощай, - и направился к двери.

0

30

Он встал и пошёл к двери, Айрин медленно поднялась, глядя ему в след. Она не собиралась его отпускать, у неё был план, который нужно было осуществить. В след Микелю лишь послышался томный смех женщины.
- Навиный Микель, ты думаешь, ты сможешь уйти? Уходить нужно было тогда, когда ты получил мою записку, теперь уже поздно и ты знаешь это сам. Помнишь я говорила, что боги наделили меня дополнительной магической силой, словно в насмешку...
Она подошла к Микелю, развернула его за плечо к себе лицом. Её глаза смотрели на него как-то иначе, не так как некоторое время назад. Она толкнула его вперёд на стену, следуя в том же направлении. Взгляд её всё ещё был прикован к его глазам. Серые глаза смотрели на него неморгая, словно читали его душу. Она поднесла руку и коснулась его груди, проводя её вправо и разлучая петельку на его мантии и пуговкой, освобождая руке проход под одежду.
- Я не глупая, наивная девочка, которая будет делать необдуманные поступки Микель. Ты всё ещё думаешь, что ты контролируешь меня как и раньше, но жизнь меняется, я изменилась. Теперь ты попадаешь под мой контроль, ты принадлежишь мне. И просто так не уйдёшь, пока я не позволю тебе этого.

0

31

- Какой, к чертям, твой контроль?! - вспылил маг, не до конца понимая смысл речи Айрин. Что бы Микель допустил, что бы его контролировала женщина? Да будь она хоть самой богиней, мужское достоинство, привитое культурой, не допускало, что бы им управляли. Сказал он это без злости, просто экспрессивно удивился, не узнавая в Айрин ту, прежнюю. Да она такой и не была, в какой то степени Микелю это даже нравилось.
"Это мы еще посмотрим, кто кого контролирует," - подумал граф, глядя на то, как Айрин довольно нагло расстегивает его плащ. В глазах загорелся хищный огонек, Микель взял её за талию, крепко прижал к себе и наклонившись над её ухом, прошептал:
- Ты ошибаешься, женщина. И да, ты же знаешь, как я ненавижу, когда меня называют Микелем, - он сделал с ней два шага в глубь комнаты, как раз напротив кровати.
Микель дал волю тому, что уже порядком давно сдерживал, её компрометирующий наряд, вызывал у Микеля только одну животную мысль - овладеть ею здесь и сейчас. Что, собственно, он и принялся сделать.
Граф оттолкнул Айрин на кровать, одновременно срывая с неё халат, оставляя только в ночной сорочке. Сам он снял свой плащ и принялся расстегивать штаны, испепеляя Айрин своим взглядом.

0

32

Всё это не могло не забавлять. В какой-то степени и кого-то это наверное испугало бы, но Айрин знала все игры Микеля, подобным всплескам животной страсти они подвергались и в прошлом. Но тогда это проявлялось немного иначе чем сейчас. Они не видели друг друга очень давно, представить себе всё, что испытывали оба этих мага в данный момент было очень сложно. Айрин посмеялась, приподнимаясь на локтях и отодвигаясь дальше на кровати, дразня мага оголёнными частями тела.
- Не так быстро, Микки...
она нарочно называла его так, прекрасно зная, как ему это не нравится. Ей нравилась его реакция, он распалялся прямо на глазах, это ей было и нужно. Она слезла с другой стороны кровати, спиной двигаясь к тёмной части комнаты, сопровождая своё передвижение, сводящим с ума, смехом.
- Как ты предсказуем, Микель... Ты как голодный волк, которого дразнят лакомым кусочком, но не дают в полной мере насладиться пищей. Что с тобой, ты говоришь, что я не смогу контролировать тебя, а действиями доказываешь обратное.
Она вышла из темноты. На ней была накинута чёрная мантия, под которой не было ничего, и тмьа, с которой сливалась ткань плаща, словно являлась дополнением принцессы, словно она сливалась с ней и выглядела ещё более загадочно и впечатляюще. Она обняла опору кровати, которая держала свисающие с крыши ткани и палантины. Она смотрела на мага своими тёмно-серыми глазами, её губы были слегка приоткрыты, обнажённая не до конца линия груди плавно переходила в упругую талию, почти скрытую за чёрным атласом ткани

Отредактировано Айрин Антуанетта Корвинус (2010-10-11 16:55:08)

0

33

О да, это злило Микеля, злило не на шутку. Он готов был разорвать эту чертовку на части. Хватит с него этих представлений, Айрин всегда нравилось его дразнить, и это сводило мага сума. Схватив край ткани, в которую завернулась Айрин, он отбросив эту ненужную тряпку в сторону и с хищной улыбкой принялся наблюдать за полностью раздетой принцессой. Вот это идеальное тело, которое он желал и которое он сейчас получит, с годами оно стало еще красивее, еще более возбуждающим.
Терпения просто созерцать красоту у Микеля хватило не на долго. Он повалил её на кровать, попутно снимая с себя жилет и одной рукой расстегивая рубашку. Его пробирала дрожь от ощущения прикосновения к голому телу Айрин, мгновение, и он впился в губы принцессы страстным поцелуем, водя по её телу своими руками, вспоминая все изгибы, рельефы и упиваясь этим чувством в волю.
Сложно описать, что сейчас творилось с Микелем, но это было чудовищная сила, готовая крушить всё, что стояло у него на пути.
- Вспомни, как ты меня тогда называла, как? Что заводило меня еще сильней? - оторвавшись от её губ, прошептал Микель, невольно кладя и немного зажимая ладонь на её шее. Чего ж скрывать, ему нравилось, когда ему подчиняются, особенно, когда ему подчиняются женщины постели.

0

34

Она усмехнулась, глядя на него спокойно, хотя сердце стучало так, буд-то вот-вот выпрыгнет из груди. Она часто дышала, сквозь приоткрытые губы, ощущая недавний поцелуй возлюбленного. Она согнула ногу в колене, чувствуя, как тело поддаётся его ласкам и готово ответить на них. Её чёрные длинные волосы в беспорядке разметались по кровати, зловно змеи.
- Куда же ещё сильнее?
В её взгляде не было страха, только уверенность и вызов. Её главной задачей было полностью подчинить себе этого мужчину, заставить его сходить с ума по ней, жаждать её всё время, искать встречи ежеминутно, тогда она сможет добиться от него всего. Она расстегнула его рубашку до конца, руками касаясь груди мужчины и постепенно обнимая его за талию.
- В мои планы не входило сегодня заниматься с тобой любовью, но,наверное можно и изменить ход событий, как ты считаешь?
Она чуть приподнялась, касаясь губ мужчины в страстном, глубоком поцелуе, прижимаясь к нему ещё сильнее, стягивая и откидывая рубашку на пол, чувствуя его обнажённый торс, дело встало только за почти расстёгнутыми брюками. Она медленно прошла руками по его спине, спускаясь ниже и запуская их под плотную ткань, чувствуя, как ненужная одежда поддаётся и плавно сползает вниз, освобождая тело от своих оков.

0

35

Не было смысла отвечать на её вопрос, Микель итак уже все давно для себя решил и, конечно же, ответ бы да. Он оторвался от губ женщины, перешел на шею, быстро покрывая её поцелуями. От шеи он спускался ниже к её груди, и чем ниже он спускался, тем медленнее он действовал, растягивая удовольствие. Он наслаждался её бархатной, нежной кожей, вдыхая её манящий аромат, от которого голова шла кругом. Микель спустился к животу Айрин, проведя языком до лобка, рукой стал легко массировать промежность, а губы снова вернулись к губам женщины.
- И только посмей сказать, что ты этого никогда не хотела, - выдохнул граф, запуская пальцы глубже. Он помнил, как и что любила Айрин, он это не забыл, о, нет, руки помнили знакомые очертания, вздохи, приоткрытые губы.
Но, приступим к главному. Микель раздвинул ножки Айрин, предварительно всех их покрыв поцелуями и взгромоздив своё тело над ней, стал в неё входить. Медленно, мужчина никогда не упускал возможности отомстить ей и тоже помучать. Войдя до конца, он сделал пару движений, а потом перевернулся на спину, удерживая Айрин на месте и удобно расположившись на мягком кровати, вопросительно на неё посмотрел.
- Граф ждать не будет, - немного подкалывая, сказал он ней, резко подняв бедра вверх так, что Айрин немного подпрыгнула, тем самым Микель показал ей что он от неё ожидает. Да и сама принцесса не маленькая, знала как это делается.

0

36

Да ей это было знакомо, оказавшись сверху, она села удобнее, чувствуя его в себе, затем сделала пару медленных движений, ощущая его. Движения её были медленные, постепенно темп увеличивался, наряду с тем, как возрастало возбуждение у обоих партнёров. Все двежения она сопровождала то поцелуями то ласками, наиболее острый момент она впилась поцелуем в его шею, оставляя на ней заметный след. Она слушала его дыхание, его стон смешивался с её. Они были как одно целое. Руки сплетались. В комнате становилось жарко, благо они находились в другой части замка и удалённость этой комнаты, не позволяла им быть услышанными, хоть кричи они сейчас, их всё равно никто не услышал бы. Страсть разгоралась с каждой минутой всё сильнее и сильнее. В душе девушки просыпалась настоящая хищница, которая и раньше баловала Микеля своим появлением, но если прежде она была маленьким, неопытным котёнком, то теперь она была настоящей взрослой кошкой, которая вполне могла бы быть опасной. Она подняла его за шею, временно прекращая движения. Теперь они оба сидели, ощущения от этого становились острее и необычнее. Она прижималась к нему, оставляя на его спине и шее следы от ногтей, то прикусывая мочку его уха, то касаясь языком его шеи, дразня его, распыляя ещё сильнее. От поцелуев губы слегка распухли и окрасились в алый цвет, тело было влажным, слегка поблёскивало, отражая свет от свечей. Она чуть приподнялась, тем самым освобождая его из себя и снова садясь  на кровать, но уже с другой целью. Она наклонила голову вниз, касаясь губами его достоинства, ощущая внезапное напряжение мага. Айрин начала свою игру.

0

37

Айрин делала это так, как никто не делал. После принцессы у мага было много женщин, он стремился найти Айрин замену, но ни одна из них не могла сравниться с ней. Микель блаженно замычал, когда Айрин коснулась его достоинства губами. Возбуждение мужчины достигало предела, он положил голову на подушку и руками зажал простынь. Ему было хорошо, чересчур хорошо, ощущая в низу живота тянущее, теплое чувство, которое распространялось по всему телу, заставляя хотеть его всё больше и больше.
Если бы Айрин продолжила ублажать его губами, долго бы Микель не продержался. Он же ведь настоящий мужчина, ему важнее доставить прежде удовольствие женщине, нежели себе. Граф потянул Айрин к себе, перевернул её на спину и снова вошел в неё. Двигался он быстро, в ритм стоном Айрин, следя на каждым её вздохом и выходом, за каждым выгибанием идеального тела. Звуковое сопровождение акта еще больше заводило Микеля, он, продолжая фрикции, впился губами в шею Айрин, зная, как нравиться ей, когда её покусывают в шею.

0


Вы здесь » Мир Волшебной Утопии » Замок Чёрного Дракона » Комната в Башне


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC